КАРЛОС КАСТАНЕДА - СКАЗКИ О СИЛЕ (лучшие цитаты)

Часть Первая


Видящий Сон и Видимые во Сне


Глава 1. Свидание Со Знанием

Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением.


Что бы мы ни делали и кем бы не являлись – все это основывается на нашей личной силе. Если ее достаточно, то всего одно сказанное нам слово может изменить нашу жизнь. А если ее мало, то пусть даже будут раскрыты все сокровища мудрости – это ничего нам не даст.


Найти свои руки во сне


Теперь я понимаю, что добился успеха лишь потому, что научился в какой-то степени контролировать мир своей повседневной жизни.


У каждого воина свой собственный способ сновидения. Все они различны. Обьединяют нас только уловки, направленные на то, чтобы заставить себя отступиться. Единственный выход – это продолжение опытов, несмотря на все преграды и разочарования.


Если в чем-то и можно добиться успеха, то он должен проходить легко, пусть даже с какими-то усилиями, но без потрясений и навязчивых идей.


Останавливать внутренний диалог


В начале нашего знакомства дон Хуан предлагал мне для этого другую технику: подолгу ходить с расфокусированными глазами, пользуясь только боковым зрением. Он утверждал, что если удерживать расфокусированные глаза на точке чуть выше горизонта, то получаешь почти полный 180-градусный обзор.


Мир для нас такой-то и такой-то или этакий и этакий лишь потому, что мы сами себе говорим о нем, что он такой-то и такой-то или этакий и этакий.


Ключом к магии является изменение нашей идеи мира. Остановка внутреннего диалога – единственный путь к этому.


Воин берет свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает ее в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожаления, а как живой вызов. Каждому из нас требуется время, чтобы понять это и сделать своим достоянием.


Утешение, гавань, страх – все это настроения, которым ты научился, даже не спрашивая об их ценности.


Мы все проходим через одну и ту же ерунду. Единственный способ преодолеть ее – это продолжать действовать как воин. Остальное придет само собой и через себя самого.


...в этом слабая сторона слов. Они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но, когда мы обарачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас и мы опять смотрим на мир как обычно, без всякого просветления. Маг предпочитает действовать, а не говорить. В результате он получает новое описание мира, в котором разговоры не столь важны, а новые поступки имеют новые отражения.


Любая мысль, которую ты удерживаешь в уме в состоянии внутреннего молчания, равносильна команде, поскольку там нет других мыслей, способных соперничать с ней.


К тому времени, как воин, овладев сновидением и видением, разовьет дубль, он должен также преуспеть в стирании личной истории, чувства собственной важности и распорядка жизни.


Глава 2. Видящий Сон и Видимые во Сне

Единственный способ противостоять разрушительному воздействию мира магов – это смеяться над ним.


Есть три рода плохих привычек, которыми мы пользуемся вновь и вновь, сталкиваясь с необычайными жизненными ситауациями. Во-первых, мы можем отрицать очевидное и чувствовать себя при этом так, словно ничего не случилось. Это - путь фанатика. Второе – мы можем все принимать за чистую монету, как есои бы мы знали, что происходит. Это - путь набожного человека. И третье – мы можем приходить в замешательство в связи с событием, когда мы не можем ни искренне отбросить его, не скренне принять. Это путь дурака. Не твой ли? Есть четвертый, правильный – путь воина. Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, потому что ни во что не верит. И, однако же, он все принимает за чистую монету. Он принимает не принимая и отбрасывает не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим, и в то же время никогда не чувствует себя так, как если бы ничего не случилось. Он действует так, как будто он в полном контроле, даже если у него, может быть, сердце в пятки ушло. Если ты действуешь таким образом, то замешательство рассеивается.


Воин всегда готов. Быть воином – это значит просто желать им быть. Это скорее бесконечная битва, которая будет длиться до последнего момента. Никто не рождается воином. Точно так же никто не рождается разумным существом. Мы сами себя делаем тем и другим.


Что-то в воине всегда осознает каждое изменение. И целью пути воина как раз и является усиление и поддерживание этого сознания. Воин заботится о нем, очищает и полирует до блеска.


Он предупредил меня, чтобы я не индульгировал в своем хорошем самочувствии, как я это делаю сейчас, иначе оно снова обратится в недовольство.


Человек сам видит во сне дубль. Это должно быть простым, разве что нет ничего простого относительно нас. Может быть, обычные сны для тебя очень просты, но это не значит, что сам ты прост. Когда ты научишься видеть во сне дубль, то прибудешь на этот колдовской перекресток, и настанет момент, когда ты осознаешь, что дубль видит во сне себя самого.


Воин, который опустошает себя, не способен выжить. Тело имеет пределы выносливости.


Сам ты являешься сном, что твой дубль видит тебя во сне точно так же, как ты его видел во сне прошлой ночью.


Глава 3. Секрет Светящихся Существ

Воля намеренно культивировалась только магами.


Ты сам должен обнаружить работает или нет твоя воля.


Ты должен доказать самому себе, что способен провозгласить знание силой. Другими словами, ты должен убедиться сам, что можешь использовать свою волю.


Чтобы воля стала действующим началом, тело должно быть совершенным.


Наш мелочный разум всегда в разногласии с телом. Это, конечно, только способ говорить, но достижение человека знания как раз и состоит в том, что он объединяет эти две части воедино.


Мы, светящиеся существа, рождаемся с двумя кольцами силы, но для создания мира используем только одно из них. Это кольцо, которое замыкается на нас в первые годы жизни, есть разум и его компаньон, разговор. Именно они и состряпали этот мир, столковавшись между собой, а теперь поддерживают его.

Так что твой мир, охраняемый разумом, создан описанием и его неизменными законами, которые разум научился принимать и отстаивать.

Секрет светящихся существ заключается в том что у них есть второе кольцо силы, которое почти никогда не используется, - Воля. Уловка мага - это та же уловка обычного человека. У обоих есть описание, но только обычный человек поддерживает своё при помощи разума, а маг - при помощи воли. Оба описания имеют свои законы, и эти законы поддаются восприятию. Но Воля по сравнению с разумом более всеобъемлюща, и в этом преимущество мага.

Сейчас я хочу тебе предложить, чтобы, начиная с этой минуты, ты позволил себе воспринимать и поддерживать оба описания - мира разума и мира Воли.

Часть Вторая

Тональ и Нагваль

Глава 4. Должен Верить

Воин тем и отличается от обычного человека, что он все принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает все как благословение или проклятие.


Во всех случаях, когда воин должен связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение своего внутреннего предрасположения. Воин не верит, воин должен верить.


Искусство воина состоит в том, чтобы быть непрерывно текучим, иначе он не успеет ухватиться за этот шанс. Я-то успел, а как насчет тебя?

Глава 5. Остров Тоналя

Никакого мира в широком смысле не существует, а есть только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся.


Нельзя увидеть Бога по собственному желанию, о нем можно только говорить. Нагваль же всегда к услугам воина и его можно наблюдать, но о нем невозможно сказать словами.


С момента, когда мы целиком становимся тоналем, в нас все возрастает наше старое ощущение неполноты, которое сопровождало нас с момента рождения. Оно постоянно напоминает нам, что есть и еще другая часть, которая дала бы нам целостность.

Глава 6. День Тоналя

Он сделал мне знак головой, чтобы я следил за вереницей проходящих мимо людей.

  • Все они - тональ, - сказал он. Я буду указывать тебе на некоторых из них, чтобы твой тональ, оценивая этих людей, смог оценить самого себя.


Воин обращается со своим тоналем особым образом. Если ты будешь небрежен со своим тоналем, жизнь обойдется с тобой так же безжалостно.


Нет никакой необходимости обращаться со своим телом таким ужасным образом, - сказал дон Хуан с ноткой укора. - Но как ни печально, все мы в совершенстве умеем делать наш тональ слабым. Я называю это индульгированием.


Они братья и хотят стать торговцами. Я сказал им, что тоже пришел с гор и что сам торговец. Тебя представил как своего компаньона. Деньги, которые мы дали им, были амулетом. Воин должен давать подобные амулеты всегда. Им, без сомнения, нужны деньги, но необходимость не должна быть существенным соображением в случае с амулетом. Обращать внимание следует на чувства.


Один из принципов воина заключается в том, чтобы никому и ничему не давать воздействовать на себя, и поэтому воин может видеть хоть самого дьявола, но по нему этого никогда не скажешь. Контроль воина должен быть безупречным.

Глава 7. Сжатие Тоналя

Он сказал, что проще и эффективнее действовать, не подыскивая объяснений, и что, говоря о своем опыте или думая о нем, я его рассеиваю.


Для воина правилом большого пальца является выполнять свои решения так тщательно, что ничто, случившееся в результате его действий, не может его удивить и уж тем более - истощить его силы.


Быть воином означает быть смиренным и алертным.


Твое решение объединить силы с этим злым миром магии должно было сжечь все тянущиеся чувства замешательства и дать тебе силы, чтобы провозгласить это своим миром.


Это твой мир, и ты не можешь этого отрицать. Бесполезно сердиться или разочаровываться в себе. Все, что в данном случае происходит, - это то, что твой тональ ушел в свою внутреннюю битву. Битва внутри собственного тоналя - это одно из самых нежелательных состояний, какие только можно представить. Безупречная жизнь воина предназначается для того, чтобы закончить эту битву. Для начала я обучил тебя, как избегать опустошенности и истощения. Теперь в тебе больше нет войны. Нет в том смысле, в каком она была, потому что путь воина - это вначале гармония между действиями и решениями, а затем гармония между тоналем и нагвалем.


Прежде всего магу необходим сильный, свободный тональ. Чем сильнее он становится, тем меньше привязывается к своим действиям и тем легче его сжать.


Наш изъян - в упорном стремлении оставаться на своем монотонном, скучном и удобном острове. Наш тональ - это обыватель, а он не должен быть таким.


Если умирает тональ, то умирает и весь человек.


Маги знают, что только путем усиления тоналя может появиться нагваль. Понятно, что я имею в виду? Это усиление называется личной силой.

Глава 8. Во Времени Нагваля

Это была техника, которой он обучил меня несколькими годами ранее для использования ее в минуты большой опасности., страха или стресса. Она состояла в том, чтобы толкнуть диафрагму вниз, делая 4 глубоких вдоха через рот, за которыми следовали 4 вдоха и выдоха через нос. Он объяснял, что короткие резкие вдохи через рот должны ощущаться как толчки в средней части живота и что плотно прижатые, сцепленные над пупком руки дают силу брюшному прессу и помогают контролировать короткие и глубокие вдохи. Глубокие вдохи должны были продолжаться в течение счета до восьми при толкаемой вниз диафрагме. Выдохи делались дважды через нос и дважды через рот, медленно и быстро - в зависимости от предпочтения.


Когда имеешь дело с нагвалем, никогда не следует смотреть на него прямо. Этим утром ты смотрел на него пристально, и поэтому из тебя ушли все силы. Единственный способ - смотреть на нагваль как на обычное явление. Следует моргать, чтобы прервать пристальный взгяд. Наши глаза - это глаза тоналя или, точнее, наши глаза выдрессированы тоналем. Поэтому тональ считает их своими. Одним из источников твоего замешательства и неудобства является то, что твой тональ не отступает от твоих глаз. В день, когда он это сделает, твой нагваль выиграет великую битву. Твоей помехой или, лучше сказать, помехой каждого является стремление настроить мир согласно правилам тоналя. Поэтому каждый раз, когда мы сталкиваемся с нагвалем, мы сходим с дороги, чтобы сделать наши глаза застывшими и бескомпромисными. Я должен взывать к той части твоего тоналя, которая понимает эту дилемму, а ты должен сделать усилие, чтобы освободить глаза. Тут нужно убедить тональ, что есть другие миры, которые могут проходить перед одними и теми же окнами. нагваль показал тебе это сегодня утром. Поэтому отпусти свои глаза на свободу. Пусть они будут настоящими окнами, чтобы заглядывать в хаос или смотреть в эту бесконечность.


Когда находишься в мире тоналя, ты должен быть безупречным тоналем, никакого времени для иррациональной ерунды. Но в мире нагваля ты также должен быть безупречен - никакого времени для разумной ерунды.


Смена положения глаз всегда облегчает ношу тоналя.


Остров тоналя должен быть тщательно выметен и содержаться в чистоте. Это единственная альтернатива, которая есть у воина. Чистый остров не оказывает сопротивления, ему нечего сопротивляться.


Внезапный испуг всегда сжимает тональ. Проблема здесь в том, чтобы не позволить тоналю сжаться совсем в ничто. Серьезный вопрос для воина - знать в точности, когда позволить своему тоналю сжаться, а когда остановить его. Это великое искусство. Воин должен бороться как демон, для того чтобы сжать свой тональ. Но в тот самый момент, когда его тональ сжимается, воин должен повернуть всю эту битву и направить ее на прекращение сжатия.


Глава 9. Шепот Нагваля

Важно научиться ждать, чтобы избежать ненужного риска, и поэтому маг годами выметает свой остров, пока не представится случай сбежать с него.


Мы с Хенаро должны действовать точно так же, как ты, - в определенных границах. Устанавливает эти границы сила, и воин является, скажем так, пленником силы. Пленником, у которого есть только один свободный выбор - действовать или как безупречный воин, или как осел. В конечном счете воин не пленник, а раб силы, так как у него нет даже этого выбора. Хенаро может действовать только безупречно, потому что действовать подобно ослу для него будет равносильно смерти. Это вызовет опустошение и конец.


Целостность самого себя - лишь преходящий эпизод на этой земле.


Безупречность - это делать лучшее, что можешь, во всем, во что ты вовлечен.


Часть Третья

Объяснение Магов

Глава 12. Стратегия Мага

Для того чтобы остановить способ видения мира, который поддерживаешь с колыбели, недостаточно просто желать или просто принять решение. Необходима практическая задача.


Он сказал, что правильный способ ходьбы является обманным ходом. Воин сначала, поджимая пальцы, привлекает свое внимание к рукам, а затем, глядя без фиксации глаз на любую точку прямо перед собой, на линии, которая начинается у концов его ступней и заканчивается над горизонтом, он буквально затопляет свой тональ информацией. Тональ без своих отношений с глазу на глаз с элементами собственного описания не способен разговаривать сам с собой - и таким образом он становится тихим. Дон Хуан обьяснил, что положение пальцев никакого значения не имеет и что нужно просто привлечь внимание к рукам, сжимая пальцы непривычными способами. И что важным здесь является то, что несфокусированные глаза замечают огромное количество штрихов мира, не получая о них ясного представления. Он добавил, что глаза в этом состоянии способны замечать такие детали, которые были слишком мимолетными для нормального зрения.


Действие ради самого действия.


Он засмеялся и сказал, что его маневр был таким тонким, что прошел мимо моего внимания до сего дня. Затем он напомнил мне обо всех тех шутливых “бессмысленных” задачах, которые он обычно давал мне всякий раз, когда я бывал у него дома. Абсурдные работы типа укладки дров особым образом, окружение его дома непрерывной цепью концентрических кругов, нарисованных моим пальцем, переметание мусора из одного угла в другой и тому подобное. В эти задачи входили также и “домашние задания”, например, носить белую шапку, или всегда в первую очередь завязывать свой левый ботинок, или застегивать пояс всегда справа налево.


Он сказал, что существуют два основных вида деятельности, используемых для ускорения эффекта остановки внутреннего диалога: стирание личной истории и сновидение.

Маги убеждены, что все мы являемся грудой никчемности. Мы никогда не способны по своей воле отказаться от своего бесплодного контроля. Поэтому с нами нужно действовать путем трюков.


Все это существует только из-за нашего внимания. Тот самый камень, на котором мы сидим, является камнем только потому, что мы были вынуждены уделить ему внимание как камню.


Он убедительно объяснил, что благодаря его обходному маневру я заинтересовался стиранием личной истории и сновидением. Эффект этих двух техник был бы совершенно разрушительным, если бы они практиковались во всей их полноте.


Вот почему учитель знакомит ученика с путем воина или способом жить как воин. Это клей, который соединяет все в мире мага.


Он объяснил, что в помощь стиранию личной истории нужно было обучить меня еще трем техникам. Они заключались в избавлении от чувства собственной важности, принятии ответственности за свои поступки и использовании смерти как советчика. Без благоприятного эффекта этих техник стирание личной истории могло вызвать в ученике неустойчивость, ненужную и вредную двойственность относительно самого себя и своих поступков.


Воин рассматривает смерть как более подходящего советчика и свидетеля всего, что ты делаешь, вместо жалости к себе или ярости.


Фасады изменяешь, изменяя использование элементов острова. Возьмем жалость к себе. Она была полезной для тебя, потому что ты чувствовал свою важность и считал, что ты заслуживаешь лучших условий, лучшего обращения. Она, может быть, еще и потому имела значение, что ты не хотел принимать ответственность за поступки, которые побуждали тебя жалеть самого себя, или потому, что ты не был способен принять идею своей нависшей смерти как свидетеля твоих поступков и советчика. Стирание личной истории и три сопутствующие ей техники являются средствами магов для изменения фасадов элементов острова. Например, стиранием личной истории ты отрицал использование жалости к самому себе. Для того, чтобы жалость к себе сработала, тебе необходимо быть важным, безответственным и бессмертным. Когда эти чувства каким-либо образом изменены, ты уже не можешь жалеть самого себя.


  • Но разве я смог бы достичь нагваля без бенефактора?

  • Сила дается нам в соответствии с нашей неуязвимостью, и если бы ты серьезно использовал эти техники, то накопил бы достаточно личной силы, чтобы найти бенефактора. Ты был бы неуязвимым, и сила открыла бы тебе все нужные пути для установления контактов. Это закон.


Целостности самих себя возможно достичь, только если полностью понимаешь, что мир - это просто точка зрения, вне зависимости от того, принадлежит эта точка зрения обычному человеку или магу.


Под давлением мира дона Хуана я изменился. С тех пор как я встретился с ним, у меня не было времени скучать. Одного этого было для меня достаточно.


В жизни воина есть только одна вещь, один-единственный вопрос, который действительно не решен: насколько далеко можно пройти по тропе знания и силы. Этот вопрос остается открытым, и никто не может предсказать его исход. Я однажды говорил тебе, что свобода воина состоит в том, чтобы или действовать неуязвимо, или действовать как ничтожество. А посколько неуязвимость - единственное, что дает свободу, то именно она является мерой духа воина.


Я обучил тебя трем техникам, помогающим сновидению: разрушению распорядки жизни, бегу силы и не-деланию.


Сновидение - это практическая помощь, разработанная магами. Они не были дураками, они знали, что делают, и искали полезности нагваля, обучая свой тональ, так сказать, отходить на секунду в сторону, а затем возвращаться назад. Это утверждение не имеет для тебя смысла. Но этим ты и занимался все время. Обучал себя отпускаться, не теряя при этом своих шариков. Сновидение, конечно, является венцом усилия магов, полным использованием нагваля.


Маги говорят, что мы находимся внутри пузыря. Это тот пузырь, в который мы помещены с момента своего рождения. Сначала пузырь открыт, но затем он начинает закрываться, пока не запирает нас внутри себя. Этот пузырь является нашим восприятием. Мы живем внутри него всю свою жизнь. А то, что мы видим на его круглых стенках, является нашим собственным отражением.


Деликатный маневр введения светящегося существа в его собственную целостность требует, чтобы учитель работал внутри пузыря, а бенефактор - снаружи. Учитель перестраивает картину мира. Я назвал эту картину мира островом тональ. Я сказал, что все, чем мы являемся находится на этом острове. Объяснение магов говорит, что остров тональ создан нашим восприятием, выученным концентрироваться на определенных элементах. Каждый из этих элементов и все они вместе взятые образуют нашу картину мира. Работа учителя относительно восприятия ученика состоит в перенесении всех этих элементов острова на одну половину пузыря. К настоящему времени, ты, должно быть, понял, что чистка и перестройка острова тональ означает перегруппировку всех этих элементов на сторону разума. Моей задачей было разделить твою обычную картину мира; не уничтожить ее, а заставить ее перекатиться на сторону разума. Ты сделал это лучше чем любой, кого я знаю.


У нас осталось еще кое-что, маги называют это секретом светящихся существ, и вот этот секрет: мы - воспринимающие. Мы, люди, и другие светящиеся существа на Земле являемся воспринимающими. Это наша беда - пузырь восприятия. Мы ошибаемся, считая, что единственное достойное признания восприятие приходит к нам через разум. Маги считают, что разум - это только один из центров и он не должен столь многое принимать как само собой разумеющееся.


Упражнение закончится только тогда, когда я смогу воспринимать как совершенный тональ, то что находится на дне ущелья.


Глава 13. Пузырь Восприятия

Глава 14. Предрасположение Двух Воинов


Там было одно условие для этой ходьбы к деревьям, воин должен был идти спокойно и собрано, ни на что не обращая внимания. Его шаги должны были быть уверенными и твердыми, он должен был смотреть перед собой спокойно. Он должен был спускаться, не спотыкаясь и не оборачиваясь, чтобы посмотреть назад, и, главное, не пускаться бежать.


Воин не может избежать воли и печали, а избегает только индульгирования в них.


Воин признает свою боль, но не индульгирует в ней, поэтому настроение воина, который входит в неизвестность, - это не печаль. Напротив, он весел, потому что он чувствует смирение перед своей удачей, уверенность в том, что его дух неуязвим, и, превыше всего, полное осознание своей эффективности. Радость воина исходит из его признания своей судьбы и его правдивой оценки того, что лежит перед ним.


Жизнь воина ни в коем случае не может быть холодной, одинокой или лишенной чувств. Потому, что она основывается на любви, преданности и посвящении тому, кого он любит. И кто, можете вы спросить, те, кого он любит? Я покажу вам сейчас.


Любовь Хенаро - этот мир, Он только что обнимал эту огромную Землю, но поскольку он такой маленький, то все, что он может сделать, - это только плавать в ней. Но Земля знает, что он любит ее, и заботится о нем. Именно поэтому жизнь Хенаро наполнена до краев, и его состояние, где бы он ни был, будет изобильным. Хенаро бродит по тропам своей любви, и, где бы он ни находился, он полный.


Это предрасположение двух воинов. Эта земля, этот мир. Для воина не может быть большей любви.


Только если любишь эту Землю с несгибаемой страстью, можно освободиться от печали. Воин всегда весел, потому что его любовь неизменна. И его возлюбленная - Земля - обнимает его и осыпает его невообразимыми дарами. Печаль - удел лишь тех, кто ненавидит эту Землю, дающую укрытие всем живым существам.


Дон Хуан с нежностью погладил землю. - Это милое существо, которое является живым до самой последней пылинки и понимает каждое чувство, успокоило меня. Оно излечило мою боль, и наконец, когда я полностью понял мою любовь к нему, оно научило меня свободе.


Этот лай и то одиночество, которое он создает, говорят о чувствах всех людей. Людей, для которых вся жизнь была как один воскресный вечер. Вечер, который не был абсолютно жалким, но довольно душным, унылым и неуютным. Они потели, суетились. Они не знали, куда пойти и что делать. Этот вечер оставил им воспоминания только о мелочном раздражении и скуке. А затем все внезапно кончилось, уже наступила ночь.


Противоядие, которое убивает этот яд, здесь. Вы более одиноки, чем когда-либо, потому что без неизменной любви к тому существу, которое дает нам укрытие, уединенность является одиночеством. Только любовь к этому великолепному существу может дать свободу духу воина. А свобода - это радость, эффективность и отрешенность перед лицом любых препятствий.


Summary by Vadim Protenco


Photo by Julius Drost on Unsplash







39 views0 comments